Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

18/03/13. 11:13-12:00. "Самарский разворот" (стенограмма первой части эфира)

Тема 1. Врачи "скорой помощи" подозреваются в сговоре с ритуальными компаниями. Гость - Владимир Молоков, бывший главврач самарской станции "Скорой помощи".

Ведущие: Людмила Шидловская и Гор Мелконян

[Spoiler (click to open)]



Г.М.: Женщина, которая сейчас стала фигурантом уголовного дела, работала еще при вас?

Владимир Молоков: Она работает лет шесть, и ее фигура в плане уголовного – детский лепет какой-то! Он не пройдет, потому что это просто желание кого-то найти, это вообще не имеет никакого отношения…
Л.Ш.: Кого-то схватить и кого-то посадить?
Владимир Молоков: Да, сделать скандал, отвлечь внимание населения оттого, что «скорая помощь» в Самарской области отсутствует... В Самаре! В Самарской области не буду говорить! Из 115 бригад осталось 20, народ покидает этот «корабль». Работать люди не хотят. Там дикие перемены. «Скорой помощью» управляет бывший замначальника женской тюрьмы Гордон без медицинского образования, а в Тольятти управляет, ну там у них получше ситуация, там управляет завгаражом назначенный. А заслуженного врача, который там 30 лет отработал, поставили в заместители. Я такого выдержать не смог, поэтому я сейчас с вами разговариваю по телефону и не с работы.
Г.М.: Надеюсь, вы-то не будете отрицать сговор ваших бывших подчиненных с ритуальщиками?
Владимир Молоков: Прежде чем вам объяснить эту тему, я вам просто скажу, что, во-первых, самое страшное, что я услышал и увидел в газете, увидел по телевизору, когда Николай Иванович, он же не сам себе речи пишет, фактически сказал о том, что «скорая помощь» убивает людей! Об этом, видимо, еще кто-то знает, и повыше, чем наша Самарская область. Кто ему этот текст подсунул туда? Кто его так обманул жестоко? Я знаю реакцию врачей, медицинской общественности на это выступление. Вот там надо разбираться. Но не мое это дело! Что касается ритуальных услуг, дело не новое. С 80-ых гг., как только стали появляться кооперативы, среди них появились ритуальные услуги. В Самаре их работает около 120. Каждый из них раздал во все больницы, вы можете это под стеклами увидеть в реанимации, в приемном и в «скорой помощи» у каждого санитара, фельдшера и водителя имеется визитка, по которым действительно в случае, если человек умер, то сам врач не звонит, как правило, а говорит родственнику, если вы хотите получить услуги, растерявшемуся родственнику, то позвоните по этому телефону. Хоте звонить, это его проблемы. Плохо, когда сам врач звонит, якобы помогая родственнику. Это не является должностным преступлением, потому что статья 258, где написано, что врач, фельдшер, водитель, не является должностным лицом и его совершенно не касается хранение ни медицинской тайны, ни другой. Официально никто договоров с ними не заключает. Это дело, передача ритуальных звонков, тех людей, которые владеют личным телефоном во время дежурства. Вот их раньше ездило человек 600. Сейчас вообще никто никуда не ездит. Встала «скорая помощь». И каждый из них, в случае если он обнаруживал в квартире мертвого человека, предлагал родственникам либо телефон, либо звонил и говорил, что да, вот здесь находится мертвый человек, помогите людям. Потому что оформить документы на похороны самому лично человеку, у которого случилась беда дома – это просто невозможно. Его обдерут как липку! Есть такая услуга, но она, прежде всего, касается не руководства «скорой помощи». Я, во-первых, будучи главным врачом, я только утром получал информацию за 24 часа, сколько убили, сколько умерло, отравилось, понятия не имею, что творится, по сути. Потому что смертей, в принципе, через оперотдел, где работает Ольга Николаевна, проходит максимально, что она может предать – это 2-5 сообщений, но из них реализация пойдет, может, на 1-2. Потому что люди могут отказаться, потом там очень много фирм, которые следят сами по себе, как себя люди чувствуют в данном квартале. Это тема, которую я не могу сейчас полностью раскрыть, хотя, пожалуйста. Но это не уголовное преступление!

Г.М.: А когда человек берет эту визитку, берет деньги, а потом сообщает ритуальным услугам, - это не преступление?

Владимир Молоков: Это можно отнести к незаконному предпринимательству. Это как плотник пришел, вам замок вставил, деньги взял. Я не говорю, что это хорошо. С моральной точки зрения когда врачи в этом задействованы. Это не хорошо. Но хочу вам сразу и сказать, что это – единственный способ их был выживания. Они получали 4300 + 5000 федеральных. Все! Это зарплата врача, который учился много лет, 20 лет работает на «скорой помощи». А когда говорят, что он получает 23 тыс., то есть, Молоков сейчас всех обманывает, это средняя зарплата, которая как высчитывается, понятно! Например, главный врач получает 160 тыс., а врач – 10 тыс. Вот в среднем они по 130 получают. Зарплата минимальная! Работа тяжеленная! Я вспоминаю с ужасом всю работу, 7 лет я руководил, мне так жалко было весь этот коллектив!

Г.М.: Мы помним, что вы 7 лет руководили коллективом и за 7 лет с коллективом стало вот это, что сейчас.

Владимир Молоков: Это пытаются так выставить! Потому что у них нет другой темы, она остановилась. Я в апреле написал министру Гридасову, в Горздрав Горячеву, письма, надо будет, поднимем, где написано, что в ноябре остановится «скорая помощь». Прекратите такое к ней отношение! Прекратите свои дурацкие реформирования и объединения «скорой помощи» с Центром медицины катастроф. Такой вообще организации не существует в Самаре! И вместо того, чтобы дать зарплату врачам, они сейчас 50 млн. грохнули на ремонт Центра медицины катастроф. Там стоит один телефон и 4 дежурных. Я и уходил из-за этого, когда написал письмо, что нельзя так делать, вы остановите «скорую помощь». Отдайте эти деньги, которые вы тратите черт знает, на что, отдайте на зарплату врачам! Уйдут все! Их оскорбляют, унижают, сегодня они работают в грязи, вчера в морозе, вы что делаете? Самая социально важная медицинская помощь из всех, которые существуют. Они приняли другое решение – поставили полицейского во главе, кстати, я подозреваю, именно с целью такой, что якобы существует «рынок покойников», забрать его себе!

Г.М.: Вы считаете нормальным, когда врач передает информацию об умирающем или уже умершем в ритуальную компанию?

Владимир Молоков: Я бы этого никогда не сделал. Там работают тысячи людей, воспитанники нашего Медицинского университета, наших колледжей медицинских. Мы за три года последних до октября, у нас не было ни одного случая, ни жалоб по этому поводу, ни приезда ритуальной службы раньше, чем врач. Это вранье!

Л.Ш.: Это цитата из заявления губернатора.

Владимир Молоков: То-то и оно! Как Николай Иванович мог так сделать?! Он уважаемый человек! На него люди смотрят! Я, конечно, не могу заставить губернатора извиняться, но кто вставил эту фразу? Кто? Министр Гридасов?

Л.Ш.: Я должна произнести эту цитату. «Скорая» специально не едет на вызов. В итоге человек умирает и в дело вступают уже ритуальные агенты. И так поступаю люди, которые давали клятву Гиппократа!»

Владимир Молоков: Да я же про это и говорю! А сейчас они хотят отвлечь внимание. Они поняли, что они сотворили, те, кто заказывал эту статью. Убрать надо нас от этого заявления! Если бы был главным врачом на момент заявления, я вообще-то офицер, полковник медицинской службы, если бы сказал, что я бы застрелился, вы мне не поверите, но ушел бы с должности на следующий день! Потому что это касается моих подчиненных, коллег, которые у меня себя так ведут! Я говорю это для Николая Ивановича: не заблуждайтесь, Николай Иванович, нет тут такого! Люди там делают все, для того чтобы вовремя приехать. Но 115 бригад и 20. Хотя они сейчас формируют 30, рассадили по одному человеку. Не может при 2000 обращений и вызове, при дурацком руководстве, при отсутствии сортировки, знаний тонкостей этой работы, не может такой организм как «скорая помощь» существовать! Если кто-то подумает, что я тут про себя пою песни, ни под каким предлогом я туда больше не вернусь, о себе не забочусь в этом плане. А то скажут, что я на кого-то наговариваю!